magnetronРегиональное управление СК РФ сообщило о начале доследственной проверки закупочной деятельности Уфимского завода микроэлектроники «Магнетрон».

Следствие интересуется контрактом, заключенным генеральным директором завода Валерием Манулиным с уфимским ООО «Торговый дом» (принадлежит Эдуарду Гимаеву) в сентябре прошлого года. Контракт, как следует из материалов СК, предусматривал поставку на «Магнетрон» импортного испытательного оборудования стоимостью 67 млн руб. в рамках исполнения федеральной целевой программы перевооружения оборонных предприятий. В законности исполнения закупки засомневалась прокуратура.

Ведомство выяснило, что завод получил оборудование стоимостью вдвое меньше перечисленной за него суммы. После заключения контракта с «Торговым домом», сообщили в прокуратуре, господин Манулин изменил его условия. Он, в частности, распорядился поставить на завод оборудование на 37 млн руб., а оставшуюся часть поместить на хранение поставщика на складе в Московской области. Свои действия топ-менеджер объяснил тем, что для размещения всего оборудования на заводе якобы не были готовы помещения, рассказал „Ъ“ старший помощник прокурора Советского района Уфы Тимур Набиуллин. При этом контракт был оплачен полностью, а стороны подписали акты приемки-передачи. За изменение условий контракта гендиректор был оштрафован на 20 тыс. руб. Но в прокуратуре предварительно усматривают в действиях управляющего состав уголовного правонарушения — злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК РФ).

Прокуратура в ходе проверки, пояснил Тимур Набиуллин, также обнаружила, что оборудование, которое по документам хранилось в Подмосковье, фактически не пересекало границы РФ и находилось на дилерских складах поставщика в Голландии. «Учитывая, что все акты на тот момент уже были подписаны, можно предположить, что на это оборудование у покупателя имелись другие планы, но окончательные выводы должно сделать следствие»,— отметил собеседник. Он добавил, что после прокурорской проверки все оборудование поступило на завод.

Адвокат Игорь Ермолаев считает, что в этих обстоятельствах перспектива уголовного преследования невелика, так как в деле не просматривается ущерб.

Источник: Коммерсантъ