Объем муниципального долга Уфы на 1 января 2017 года составил 11,2 млрд рублей, в 2016 году рост долга составил 23%. На оплату процентов по кредитам в 2016 году ушло 731 млн рублей, из них 695 млн выплачено коммерческим банкам

В Госсобрании Башкирии обратили внимание мэрии Уфы на необходимость повышения собираемости налоговых сборов и проведения «сбалансированной финансовой политики». Мэрия, в свою очередь, выдвигает ответные претензии на недостаточное финансирование и требует закрепления за муниципальными образованиями доли налогов, которые взимаются на территории городов, в размере 15%. Опрошенные ИА REGNUM эксперты единодушны в восприятии обмена мнениями мэра Уфы Ирека Ялалова и министра финансов Риды Субханкуловой как «нормального процесса» и даже «позитивного явления», общественники и горожане считают, что как бы не увеличивался бюджет Уфы, на решение «узких мест», их волнующих, «денег все равно не хватит».

В эту уходящую неделю Рида Субханкулова, выступая в комитете по бюджетной, налоговой и инвестполитике Госсобрания РБ, заявила, что администрация Уфы «очень плохо занимается земельными и имущественными налогами». В прошлом году, утверждает она, практически у всех муниципалитетов доходы выросли, в то время как в Уфе они снизились с 11 млрд до 9 млрд рублей. Министр рекомендовала городским властям «работать по сбору земельных, имущественных налогов и арендных платежей» и вести «сбалансированную финансовую политику», проинформировав, что в ее ведомстве «за этим наблюдают». Возможно, именно склонностью к «наблюдению» объясняется участие представителей министерства весной 2017 года в прокурорской проверке мэрии, причем сотрудников прокуратуры интересовала высокая кредитная нагрузка Уфы. Минфин сообщил, что долг мэрии, в первую очередь перед коммерческими банками, сравнялся с годовыми доходами (около 10 млрд рублей). В связи с этим ведомство проводит собственную проверку мэрии, подчеркивая, что инициатива этой процедуры исходила лично от главы региона Рустэма Хамитова.




Госпожа Субханкулова отметила, что ей известно о недовольстве к её ведомству, публично высказываемом мэрией, но она не видит в этом недовольстве ничего необычного и поведала о готовности Минфина помогать мэрии — при условии, что будет соблюдаться финансовая дисциплина. Одним из проявлений этой помощи может стать реструктуризация бюджетных кредитов города, составляющих около 3 млрд рублей. Депутаты Госсобрания также готовы внять просьбам о помощи, исходящим от градоначальника Уфы в последнее время. Например, на этой же неделе парламентарии одобрили к первому чтению поправки в закон о единых нормативах отчислений отдельных налогов, которые позволяют городским оставлять себе от 5%, а остальным — до 10% сборов от налога на имущество организаций. Предполагается, что данная мера уже в 2018 году даст Уфе почти полмиллиарда дополнительного дохода, в 2019 и 2020 году — 680 млн и 690 млн рублей соответственно. В Минфине считают, что ради пополнения городской казны эта мера должна простимулировать сотрудников мэрии быть более активными при выявлении и постановки на учет объектов, с которых можно взимать налог на имущество. Как пояснили в экспертном сообществе LogoMarkt, вклад налога на имущество в формирование собственных доходов города составляет примерно 10%.

Более многообещающих предложений для мэрии столицы региона от Минфина и Госсобрания пока не исходит.

У мэрии, в свою очередь, есть свои претензии к Минфину, и, как полагает ряд экспертов, в более замаскированной форме к республиканским властям, а в виде пожеланий ‑ и к федеральному центру. Экономист Константин Кузьминых отметил, что претензии Минфина к мэрии можно считать ответной реакцией: «В мае 2017 года в адрес республиканского министерства финансов с критикой выступил градоначальник столицы Башкирии Ирек Ялалов, а «сегодня» критика звучит в адрес самого сити-менеджера от Риды Субханкуловой. Удивляет, что чиновники вынесли недоработки в «свет», так как не слышали и недопонимали друг друга. Как сказал автор книги «Дыхание богов» Бернар Вербер: «Мы должны признать очевидное: понимают лишь те, кто хочет понять».

Ялалов пытался донести до Субханкуловой следующее: «жесткий финансовый дефицит», в условиях которого живет город последние два года, стал результатом сложившейся межбюджетной политики», из 210 млрд рублей, собираемых в Уфе, в муниципальном бюджете остается лишь около 10%, от региональных властей «средств выделяется крайне недостаточно», власти Башкирии должны «повернуться к Уфе».

Об этом Ялалов пытался говорить и на окружном уровне. 17 июня в Казанской ратуше на заседании членов Ассоциации городов Поволжья уфимский градоначальник посетовал: «В среднем по городам Поволжья от налогов и неналоговых платежей, которые собираются на территории городов, остается не более 10%. Конечно, при таких подходах сложно говорить о бурном развитии наших городов. Речь идет только о содержании». Ялалов высказал предложение закрепить за муниципальными образованиями доли налогов, которые взимаются на территории городов, в размере 15%. Члены Ассоциации, утверждает Ялалов, единогласно поддержали это предложение.

Политик, секретарь регионального отделения ПВО в РБ Максим Божко выделяет несколько моментов в пикировке Ялалова и Субханкуловой и отмечает обусловленность конфликта противоречиями профессиональных функционалов обоих сторон. Позиция мэрии, по мнению эксперта, объяснима: «В Уфе собирается до 70% налогов республиканского бюджета, но возвращается городу порядка 10%. При этом город и сити-менеджер заинтересованы в том, чтобы финансированием обеспечивались не только базовые затраты, но и хватало на развитие. Поэтому глава администрации Уфы всегда будет стараться найти основания для максимизации финансирования нужд города. Кроме того, проблемы с бюджетом города, сформировавшиеся в ходе подготовки к проведению к саммитам БРИКС и ШОС в 2015 году, до сих пор не ликвидированы, и это придает дополнительный импульс усилиям г-на Ялалова».




Действия Минфина и главы ведомства так же мотивированы: «На министра финансов республики обращены лоббистские усилия и других районов и МО Башкирии. Оставить их без финансирования также невозможно, поскольку главы администраций муниципалитетов и районов несут личную административную ответственность за недочёты в обеспечении возложенных на них функций (содержание территорий, бюджетных учреждений и т.д.), причем эта ответственность не зависит от того, есть ли в бюджете деньги на выполнение возложенных функций, либо их недостаточно. Не выполняется должное содержание дороги — глава районной администрации получает предписание прокуратуры со всеми вытекающими последствиями. И если республика не обеспечит финансирование деятельности районов, то получит проблемы глав администраций с прокуратурой».

В условиях стабильно сокращающейся налоговой базы министр финансов республики заинтересована в том, чтобы всячески побуждать глав райадминистраций самостоятельно минимизировать затраты и заботиться о доходной части бюджетов, вверенных им районов и мунициплитетов, и поддерживать финансами только в том случае, если глава администрации исчерпал все возможности по сведению доходной и расходной частей бюджета, но не может выйти в плюс без республиканского финансирования сверх предусмотренного уровня. «Учитывая перманентную вероятность бюджетных проблем и потребность в финансировании отдельных проектов республиканского значения, министр финансов, как и любой грамотный финансист, систематически играет в скрягу. Ситуацию усугубляет и тот аспект, что в ситуации продолжительного бюджетного дефицита все главы райадминистраций стремятся сформировать какой-либо бюджетный запас своего района на случай перебоев с формированием доходной части бюджета и неожиданных проблем в расходной части. И готовы идти в этом на самые изощренные лоббистские методы, поскольку победителей не судят, а проигравший всегда виноват. Таким образом, суммируя слагающие векторов усилий обоих центров сил, можно сделать вывод о значительной степени «ритуальности» характера споров обеих сторон. Он чем-то напоминает парадигму молодого человека, которому положено пытаться, и девушки, коей предписано не даваться».

Источник: ИА REGNUM