Защитник «Салавата Юлаева» Григорий Панин провел качественный сезон, который немного подпортила только статистка удалений – за регулярный чемпионат хоккеист заработал 87 минут штрафа.

В интервью Sport24 32-летний игрок подвел итоги года, поделился впечатлениями от работы с Эрккой Вестерлундом и предложил КХЛ интересную коммерческую идею.

— Видела в Инстаграме, что вы новое тату набили. Сколько у вас их?
— Да пусть это секретом останется, а то так все знать будут, неинтересно.

— Но получается, что их много?
— Ну, не одна и не две.

— Когда первую сделали?
— Когда первый сын родился, почти семь лет назад.

— Каждая татуировка особый смысл несет?
— Конечно! Я вообще считаю, что если что-то такое делаешь на теле, то обязательно должен быть смысл. Просто так тату ради тату — глупо. Может, кому-то и нравится, но у меня каждая татуировка несет смысловую нагрузку.

— Не боитесь, что когда постареете, они расплывутся, и будет некрасиво?
— Нет, меня это не беспокоит. На тот момент, когда я постарею, для моего поколения это еще будет выглядеть актуально.

— Как отдыхаете по окончании сезона для «Салавата»?
— Пока разбираюсь с личными делами, еще планирую свои поездки.

— Форму поддерживаете?
— Естественно. Люблю бегать.

— В спортзале или на улице?
— На улице.

— Обычно хоккеисты уезжают в Дубай или на Мальдивы, у вас же много фото из Англии и США. Не любите просто лежать на пляже?
— На море тоже нужно полежать без дела, но я люблю более активный отдых, чтобы можно было что-то посмотреть. Каждый год ставлю перед собой определенную цель: посетить горы, увидеть какие-то достопримечательности или отправиться в увлекательное путешествие.

— В какой точке планеты понравилось больше всего?
— Много, где путешествовал, много, где понравилось. Очень горы люблю, американские национальные парки. Не могу выбрать одно место. Но наибольшие эмоции появляются, когда ты стоишь на вершине горы и оттуда красивый вид открывается.

— Если не секрет, куда в этом году запланировали поехать?
— Поеду в Америку, но не ставлю перед собой задачу посетить какие-то конкретные места. Передо мной сейчас единственная цель — я хочу пробежать марафон.

— Ого.
— Да, полноценный марафон. Я уже начал потихоньку готовиться, практически каждый день бегаю. Еще больше месяца есть перед марафоном. У меня нет цели в какое-то определенное время уложиться, хочу просто добежать. Прекрасно понимаю, что это очень тяжело.

— Самая длинная дистанция, которую вы уже пробегали?
— 12 километров, еще один раз бегал полтора часа, но по длине дистанции не скажу. Интересно попробовать пробежать 42 километра, это же такое своеобразное преодоление себя, новые ощущения и новый опыт.

— По количеству очков в регулярном чемпионате вы провели лучший сезон за шесть лет. Можно этот год в «Салавате» занести в актив?
— По статистике это самый лучший сезон в моей карьере. Я, конечно, доволен своим результатом, но все равно каждый год есть, куда стремиться.

— В плей-офф вашу команду называли самой веселой и непредсказуемой в лиге. Вы сами знали, что ожидать от «Салавата»?
— (Смеется). Затруднительный вопрос, конечно. Если люди так называли нашу команду, значит так и было. С трибуны или по телевизору виднее.

— Чего не хватило, чтобы пройти «Трактор»? Семь матчей, в каждом напряженная борьба и интрига.
— Кто больше ошибок допускает, тот и проигрывает. Это касается не только «Салавата», а всех команд. Считаю, что мы сделали на одну-две ошибки больше, чем «Трактор», поэтому и проиграли.

— Как восприняли уход Эркки Вестерлунда?
— Узнал об этом из Инстаграма. При Вестерлунде я провел достаточно хороший сезон, взять хотя бы статистику, значит этот тренер смог раскрыть мои лучшие качества. Немножко расстроился, что Эркка ушел, но это спорт, жизнь продолжается. Нужно уметь себя показывать при любом тренере.

— Вы впервые играли под руководством иностранного тренера. Какие-то существенные различия были за исключением языкового барьера?
— У иностранцев более демократичный подход к игрокам, они дают больше свободы действия, относятся к тебе как к профессиональному спортсмену: дают возможность самому подготовиться, сыграть, исправить свои ошибки. Русские тренеры выступают за более жесткий режим. Могут легко наказать и посадить за ошибку. Думаю, раскрыть свой потенциал у иностранного тренера реальнее. Хотя так, наверное, не совсем правильно говорить. У каждого хоккеиста все очень индивидуально.

— Правда ли, что у Вестерлунда не была налажена коммуникация с русскими игроками?
— У него были нормальные отношения как с легионерами, так и с русскими хоккеистами.

— «Салават» объявил о продлении с вами контракта по ходу плей-офф. Как шли переговоры? Почему именно в разгар кубковых матчей достигли договоренности?
— Договорились сразу по окончании регулярного чемпионата. Мне поступило предложение, я рассмотрел его и принял. Ничего тут такого нет. Если у клуба есть заинтересованность, и игрок согласен, почему бы и нет.

— Вы изначально хотели трехлетний контракт?
— Чем дольше контракт, тем лучше для игрока. Ты знаешь свое место работы на ближайшие годы. Если тебя все устраивает в клубе, зачем куда-то рваться? Я никогда не прыгал по командам, всегда по несколько лет выступал за один клуб. Мне в Уфе очень нравится, никуда не хочу уезжать.

— Не думали татуировку сделать в честь уфимского клуба? Многие футболисты так делают.
— Вот пусть футболисты и делают. Я пока не собираюсь. Может быть, когда-нибудь в будущем подумаю над этим. Я в «Салавате» только сезон сыграл, а чтобы что-то сделать, надо сначала чего-то добиться. Мы же в этом году ничего не выиграли…

— Речь о Кубке Гагарине?
— Именно о нем. Это мечта каждого игрока КХЛ, который уважает себя как спортсмена.

— Уфа — не Москва. Не скучаете по столичной суете?
— Вообще нет! Я по окончании сезона на пару дней съездил в Москву и понял, что совсем не соскучился. В столицу можно приезжать, чтобы на достопримечательности посмотреть.

— В Уфе ни пробок, ни ажиотажа?
— Я когда только переехал в Москву, долго привыкал к пробкам, людям. Уфа — более спокойный город в этом плане. К тому же там прекрасные болельщики, которые любят хоккей и футбол. А в столице все это как-то размывается.

— В начале сезона болельщики «Салавата» вам посветили целый баннер. Насколько тепло вас принимают, узнают ли на улице?
— Достаточно тепло принимают и на улицах подходят. Не знаю, кто придумал затею с баннером, но мне было безумно приятно. Вы представьте, на центральной дороге, где ездит куча машин, повесили мою фотографию и написали «Добро пожаловать в Уфу»! Хотел бы поблагодарить тех, кто это сделал, да и вообще всех болельщиков «Салавата».

— Баннер до сих пор висит?
— Уже убрали, он месяца два провисел. Самое главное, что мои дети его увидели.

— Занимается ли у вас сын хоккеем?
— Дети у меня еще совсем маленькие, поэтому не занимаются. Да я и наставать на этом не буду.

— Почему?
— Ребенку нужно предоставлять право выбора. Если он хочет заниматься спортом, пусть идет, но принуждать его не хочу.

— Когда «Салават» играл в Петербурге, вы неожиданно появились в студии на арене на местном телевидении. Раскройте секрет — это было спланировано?
— (Смеется). Хочу сейчас ответить так, чтобы это осталось загадкой для всех.

— В Петербурге вы тогда не играли из-за четырех матчевой дисквалификации. Ваш провокационный пост в Инстаграме — эмоции?
— Ну да, я достаточно эмоциональный человек.

— Почему потом удалили фото?
— Эмоции прошли и удалил.

— Что произошло в эпизоде с Прохоркиным? Николая называют «дайвером». Допускаете, что он мог намеренно и картинно упасть?
— Коля просто ушел от силового приема, это нормально, он же техничный парень. В итоге он убрал плечи, а ноги остались. Мне кажется, в том эпизоде больше я пострадал, чем Колян. Не считаю, что удар был на четыре игры. Есть намного жестче моменты. По ходу сезона смотрел удары в колено, где либо ничего не давали, либо выписывали максимум до конца игры. Но так как ты являешься Григорием Паниным и у тебя стремная репутация, то любая дисквалификация это не один-два матча, а минимум четыре. Ко мне особое отношение со стороны СДК.

— У вас еще нет специальной статьи расходов на штрафы?
— Да у меня уже должна быть скидочная карта — золотая или платиновая — процентов 15-20 на штрафы и дисквалификации.

— Надо в КХЛ с таким запросом обратиться.
— Интересная идея. Игроки, которые много удалений получают и дисквалификаций, должны получать скидки. Например, получил за сезон пять матчей — скидка десять процентов. И та сумма, которая удерживается, идет на благотворительность.

— Совет директоров КХЛ принял решение исключить из лиги «Ладу», где вы начинали карьеру. Как вы отнеслись к этому решению?
— Печальное решение. Мне бы очень хотелось, чтобы «Лада» играла в КХЛ и была не на последних ролях, а боролась за Кубок Гагарина или хотя бы за попадание в плей-офф. Но команда с таким подбором игроком, таким финансированием просто не может этого сделать. При грамотной системе и хорошем тренере даже со средними хоккеистами можно добиться результата. К тому же нужно местную школу поддерживать, вон сколько сейчас ребят из Тольятти играет. Вася Кошечкин выиграл олимпийское золото, до сих выступает на высоком уровне.

— Не пугает, что именно школа может загнуться в связи с исключением команды из КХЛ?
— Конечно, страшно. В Тольятти кроме хоккея практически ничего нет. Люди после работы любят ходить на хоккей, а что пацанам делать, на кого равняться? Нужны свои кумиры и звезды. Профессиональная хоккейная команда должна быть в городе.

— Недавно был опубликован рейтинг зарплат игроков КХЛ, вас там, правда, нет. Интересно было ознакомиться?
— Я бегло посмотрел список, но вообще не интересуюсь зарплатами других игроков. Не люблю считать чужие деньги. Насколько ты наработал, столько и получил.

— Слышала, что вам нравятся книги Дэна Брауна?
— Достаточно давно их читал. Мне нравились захватывающие сюжеты. Я читал их запоем. Сейчас другие книги интересны.

— Какие?
— По психологии, мотивации. Читаю про людей, которые чего-то добились в своей жизни. Про Ричарда Брэнсона, который основал корпорацию Virgin Group, про Илона Маска, изобретателя автомобиля Tesla и основателя SpaceX, про Фила Найта, создавшего империю Nike. Очень интересно читать про людей, которые создали что-то крутое. Это мотивирует, заставляет больше и упорно работать.

— Вы недавно выставляли фотографию в кофте с надписью «Путин» и передали эстафету Скривенсу. Почему Бену? Он же канадец.
— Да это такой прикол. Долго думал, кому бы передать эстафету. Там был Бурдасов, Бурмистров. Вот и размышлял, кто у меня еще на «Б» есть. Пришло в голову имя Бена. Он никак, правда, не отреагировал, ему вообще фиолетово (смеется).

Больше новостей республики в Телеграм-канале: @bashnews