Защитник «Салавата Юлаева» Григорий Панин рассказал о долгах, финансовой грамотности и будущем после хоккея.

– Сколько миллионов вам должны?
– У меня не такие суммы, но знаю игроков которым должны очень много, но и тех, кто сам должен очень и очень много. Со временем я постарался очистить своё окружение от тех, кто постоянно просит в долг, если кто-то обращается ко мне, то максимальная сумма – десять тысяч рублей, оговорюсь, что этот принцип не касается благотворительности. Вот я отдал человеку десять тысяч, он мне либо их может отдать, либо не отдаст. Я от этого беднее не стану, а долг пусть останется на его совести.

– Какие самые большие деньги вам были должны?
– Самый большие деньги, которые я просрал, это тысяч 50 долларов. Я не то что их просрал. Появился в моей жизни такой человек, он сказал, что он брокер, все операции открыты, я могу отслеживать. В какой-то момент он уехал из России с деньгами в Америку. А до этого весь год всё хорошо работало.

– Бизнес не может не отвлекать от хоккея. У вас был ресторан в Казани и многие уверены, что вы могли показывать лучший хоккей, если бы не занимались параллельно ещё и бизнесом.
– Я теперь понимаю, что нужно заниматься либо бизнесом, либо хоккеем. Мне один тренер сказал, что хоккей – это мой основной бизнес и в него надо вкладываться. Надо вкладываться в свои умения, навыки, здоровье. Многим игрокам, особенно из простых семей, нужен такой человек, который поможет тебе не прожигать деньги. Ты должен недвижимость покупать, коммерческую недвижимость.

– Банки выбирать правильные, чтобы деньги не сгорели. Надо образовывать вообще детей курсам финансовой грамотности со школы.
– Да у нас нет такого образования. Никак не учат работать самого на себя, какой-то бизнес выстраивать.

– В «Салавате» кто-нибудь об этом задумывается?
– Я не знаю, я буду об этом говорить, если меня будут издания печатные спрашивать. Потому что это необходимо. Нужны курсы финансовой грамотности. Для хоккеистов будет не напряжно посидеть 30 минут. Пусть все смеются, но на подсознании всё это отложится.

– Когда вы поняли, что всё это нужно?
– Я всё понял на собственном опыте. Вот я сидел и считал себя самым умным. Думал, что столько бабок зарабатываю, мне вообще на всё пофиг. А потом, когда ты впираешься, делаешь определенные выводы. Если ты не понял, то впираешься ещё раз. И будешь впираться пока не поймёшь.

– Это к тому, что жизнь есть и после хоккея…
– Да. Я не планирую закончить с хоккеем и кайфовать. Мне хочется работать, чем-то заниматься. У меня куча планов и идей. Знаете, что мне ещё хочется сказать? Есть одна крутая вещь, сделать её очень сложно, но в КХЛ возможно. Добровольно хоккеистам КХЛ подписывать со своими супругами брачные контракты. Это также финансовая грамотность. Ты подписываешь финансовый договор, это подтверждение любви своей суженой, и подтверждение того, что ты с голым задом потом не останешься.

– Вокруг хоккеистов и вообще успешных спортсменов всегда трётся целая свита, как вокруг американских рэпперов…
– Это стандартная программа у всех. У всех есть левые друзья, которые приходят, сидят, с тобой веселятся. Когда дело к счёту подходит, то они говорят: «Ну, ты же хоккеист, большие бабки зарабатываешь, ты заплатишь». У спортсменов это стандартная схема.

– Такая тусовка всегда есть?
– Конечно. Чем ты успешнее, тем больше таких людей. Часть людей, к сожалению, не умеет таких отсеивать. Тут ведь дело не в жадности, угостить человека всегда приятно, а разговор о наглости, когда люди принимают эти угощения, как данность и считают, что ты им что-то должен.

– Всё, что вы говорите должны даже больше делать не клубы, а профсоюз игроков…
– Считаю, что профсоюз может работать намного эффективнее. Вот у нас в Уфе поменяли борта на арене и столкновенния стали менее болезненными, можно было бы избежать множество травм, если бы в КХЛ отнеслись к проблеме качества бортов на аренах серьезнее.

– А кто должен этими всеми вопросами заниматься?
– Это должен делать глава профсоюза. По ходу сезона у игроков всегда возникают вопросы, которые мы в раздевалке или в общем чате команды обсуждаем. Такие вопросы накапливаются в каждом клубе и в конце сезона должны быть общие обсуждения. От каждого клуба по два-три человека собираются. Пусть будет собрание с главой КХЛ, которое длится день. Есть вопросы, которые нужно задавать непосредственно руководителям лиги, клубов. Что мы хотим улучшить, изменить, на какие уступки пойти. Они должны заниматься этими вопросами. А не так, что клуб нагибают и всё.

– Есть агенты, вы платите им зарплату. Они не должны заниматься этим вопросом?
– Агент занимается непосредственно своими игроками, он не должен заниматься общекомандными процессами и проблемами лиги.
Источник: БИЗНЕС Online

Больше новостей республики в Телеграм-канале: @bashnews