Весной 20-летний вратарь Михаил Бердин подписал трёхлетний контракт с клубом НХЛ «Виннипегом». Хоккеист рассказал, как переезжал в Северную Америку.

– Такое ощущение, что после драфта НХЛ вы быстро собрали вещи и уехали за океан.
– Нет, всё было не так. У меня был действующий контракт с «Северсталью», даже мыслей не было, что я сейчас возьму и уеду. Мы поехали на сборы с основной командой, все предсезонные турниры я играл в составе «Северстали». Дальше меня отправили в ВХЛ. Я позвонил агенту и сказал, что устал здесь находиться, хочу уехать и попробовать свои силы за океаном. Через десять минут он перезванивает и говорит, что через четыре дня я должен стоять с вещами в Канаде. У меня затряслись коленки, когда дошло до дела. До этого всё было на уровне разговоров, а теперь реальный шанс. Я приехал в Уфу, собрал вещи, поехал в Череповец, продал свою машину и уехал. В первое время после приезда было тяжело. Я не знал язык, у меня не было друзей, вообще ничего не было.

– Как родители отнеслись к вашему переезду?
– У меня у родителей такая политика: если ребёнку что-то запретить, и он не попробует и не сделает этого, то потом он будет винить их. Меня родители воспитывали так, что ты сам выбираешь свой путь, а не кто-то другой. Если ты решил, что так лучше, то делай, как знаешь.

– Когда было тяжело, не появлялись мысли всё бросить и вернуться в Россию?
– Я же приехал не на курорт, чтобы отдохнуть. Когда я увидел совершенно другой подход к хоккею, увидел любовь зрителей, на тренировку к нам пришли пять тысяч болельщиков… У меня, после всего увиденного, глаза огнём полыхали. Я приходил в номер и не мог уснуть, потому что сидел и говорил, что всё получится, со всем справлюсь. У меня была цель.

– Вам предлагали вернуться в Россию пока вы играли в Америке?
– Да. ЦСКА приобрёл на меня документы. Они позвонили мне, я сказал, что пока не хочу возвращаться. У меня одна цель – «Виннипег».

– В ЦСКА было бы нелогично приезжать, вас бы отправили в «Звезду»…
– Я ни КХЛ, ни МХЛ даже не рассматривал, поэтому не думал об этом.

– Вас не пытались вернуть в Уфу?
– Когда я был в «Северстали», общался с генеральным менеджером. Он вроде хотел меня вернуть.

– Не хотели играть в родном городе?
– Если честно, нет. Когда играешь в родном городе, рядом семья, друзья. Но есть и свой минус в этом – много соблазнов. Когда играешь в другом городе, то кроме хоккея у тебя ничего нет, ты им живёшь. Нет времени распыляться на другие вещи. Когда я был в «Северстали», у меня все мысли были о том, как оттуда уехать. Я просто хотел в Америку. Знал, что у меня есть шанс и я должен попробовать. А вернуться в любой момент можно.
Источник: БИЗНЕС Online