На минувшей неделе в Нефтекамске сотрудники завода железобетонных изделий, а это 117 человек, не сумели попасть на свои рабочие места. На проходной на Автозаводской улице людям закрывали вход вооруженные секюрити одного из местных частных охранных предприятий. Как выяснилось, бодигартов нанял внешний управляющий фирмы «Интеграл» Василий Седов. Антикризисный управляющий, приехавший в Башкирию из Ижевска, чтобы спасти застройщика от банкротства, почему-то первым делом решить парализовать работу завода, бесперебойно обеспечивающего материалами стройки банкрота.

Василий Седов появился в Башкирии, как представитель удмуртского СРО «Лига» и, по выражению некоторых чиновников, спаситель фирмы «Интеграл», начавшей испытывать кризис. Компания застраивает несколько жилых кварталов в Нефтекамске, Уфе и Ижевске и в какой-то момент стройки встали. Сначала «Интеграл» подкосила финансовая стагнация 2011 года, а потом банковские кредиты, которые брались, чтобы преодолеть эту несостоятельность. И после того, как банки пошли в суд, в 2016 году в отношении «Интеграла» была введена процедура внешнего управления.

Но так как застройщик, много лет работающий на строительном рынке республики, имеет активов как минимум на три млрд, тут же нашлись желающие, готовые «оздоровить» строительную компанию. Ведь не секрет, что очень часто коммерческие структуры, в которых вводится процедура внешнего наблюдения, уже не имеют ничего, кроме разве что ручки и стола.

«Интеграл» — это другая история — компании нужно было просто помочь снова встать на ноги. И в Уфе, и в Нефтекамске, и в Ижевске несколько домов находятся в стадии завершения — сдать эти дома было реально в короткие сроки, если бы строители освободились от кредитной нагрузки.

Кстати, закон о банкротстве писался законодателями именно с расчетом, что меры оздоровления, которые будут предприняты арбитражными управляющими и «замораживание» на время кредитных обязательств, вернет оступившиеся предприятия в строй. Однако случаи оздоровления в нашей стране после введения процедуры банкротства, по пальцам можно пересчитать. Зато большая часть арбитражников пользуется пробелами в законе о банкротстве для прикрытия рейдерских захватов и личного обогащения.

Сегодня же дольщики «Интеграла», напуганные банкротством застройщика, выходят с плакатами к башкирскому белому дому. В региональном Госкомитете по строительству, не менее дольщиков опасающиеся краха стройфирмы, решили пригласить внешнего управляющего из Удмуртии, потому что «он не аффилирован с местными кредиторами». Но спаситель почему-то начал совсем не с того, что от него ждали республиканские власти.

Завод железобетонных изделий входит в периметр «Интеграла», снабжая строительными материалами не только самого застройщика, но и весь строительный сектор республики. Казалось, что нужно сделать прежде всего, чтобы спасти компанию, в которой введена процедура внешнего управления? Ну, конечно, же обеспечить бесперебойной работой завод, который может поставить стройматериалы на замершие стройки. Но вместо этого, внешний управляющий, который в этой стадии банкротства не имеет права распродавать имущество, останавливает деятельность успешного предприятия. Причем, заметим, в отношении завода никаких санкций суда не было. В нарушение всех законодательных норм, не получив разрешения владельца и залогодержателя, на завод отправляются охранники, которые перегораживают путь к станкам рабочим, и, по сути, делают все, чтобы предприятие прекратило свою деятельность.

— На завод уже имеется покупатель, — уверены в Нефтекамске.

И действительно, «оперативное реагирование» на имеющиеся у «Интеграла» активы поражает. Как только новый внешний управляющий заехал со своей командой в офис фирмы, в представительстве исчезла… мебель.

— То есть ижевские «спасители» не гнушаются даже небольшими ресурсами, которые они приехали осваивать, — шепчутся в городе.

— Первое, что сделал г-н Седов, начав деятельность арбитражного управляющего, выписал себе зарплату в 260 тысяч рублей и тут же получил ее, в обход других кредиторов, — рассказали в бухгалтерии «Интеграла». — При этом ни копейки не было направлено на завершение строительства, хотя многие дома уже готовы. Зато всем сотрудникам выданы уведомления о сокращениях.

Действительно, при таких темпах уничтожения строительной компании дольщикам еще долго придется ждать сдачи своих домов.

Интересно, что и за услуги охранного предприятия, остановившего деятельность завода железобетонных изделий, счет тоже будет выставлен компании-банкроту. И о каком спасении тогда идет речь?

На самом деле рыночная стоимость нефтекамского ЖЗБИ около 170 млн рублей, но по городу уже ходят слухи, что новый арбитражник готов продать его и за 50 млн. А что нужно сделать, чтобы уронить цену исправно работающего предприятия? Ну конечно остановить его, а пустующие цеха отдать за бесценок. А если новый собственник решит возродить прежнюю деятельность: ну что поделаешь — хозяин — барин.