Спортивный директор «Агидели» Александр Семак в интервью «БИЗНЕС Online» рассказал, был ли конфликт с Екатериной Ананьиной, объяснил, как он участвовал в тренировочном процессе и какие нагрузки давали команде.

– Александр Владимирович, как в «Агидели» отреагировали на слова Ананьиной?
– Своё мнение команда высказала в письме. Мне добавить нечего. Я-то понимаю, почему так произошло. Мне не было обидно. Хочу сказать спасибо команде за поддержку. Я думаю, что у неё после ухода была попытка насолить нам, внести раскол в команде. Но эта попытка не удалась, мы остаёмся единым целым и готовы к новым достижениям.

– Она говорит, что конфликт между вами произошёл полтора года назад, когда она и несколько хоккеисток написали письмо на имя генерального директора «Салавата». Это правда?
– Я не помню таких моментов. Если не помню, то значит ничего серьёзного не было. Конфликты всегда бывают – это рабочие моменты.

– Этот конфликт как-то сказывался на команде?
– Мы даже не чувствовали никакого конфликта во время сезона. Команда работала, тренировалась, играла.

– «Агидель» утверждает, что она поставила ультиматум по своему новому контракту. Как такое могло произойти?
– Я не вправе говорить, как всё происходило. Не я один участвовал в процессе переговоров.

– Денежный ультиматум от неё был?
– Я вам так объясню ситуацию. Тренер Виктор Николаевич Садомов говорил: «Завышенные амбиции не совпадают с заниженной потенцией». Проще говоря: запросы большие, отдача маленькая. Не может игрок третьего — четвёртого звена, который проводит на льду пять — десять минут за матч, получать как хоккеист первой или второй пятёрки. Такое возможно, но не у нас.

– Почему вы решили руководить тренировочным процессом вместе с тренерским штабом?
– Не всем словам в нашей жизни можно верить. Я не решил тренировать команду. Давайте вернёмся два — три года назад. Мы пригласили в клуб Дениса Александровича Афиногенова. У него не было никакого опыта работы, даже на детском уровне. Мы решили поставить его тренером «Агидели», потому что увидели в бывшем хоккеисте, мастере спорта международного класса, тренерский потенциал. И клуб не мог бросить его в бой против таких монстров тренерского цеха, как Владимир Голубович или Алексей Чистяков без какой-либо поддержки. Эти люди тренируют много лет, имеют большой опыт работы. На том этапе работы Афиногенову нужна была поддержка.

Но сейчас мы видим, что Денис Александрович за это время вырос как тренер, психолог и тактик. Он принёс «Агидели» два «серебра» и одно «золото». Афиногенов сейчас авторитетный и самостоятельный тренер в женском хоккее, который уже не нуждается в чьих-либо советах. Мы рады за его успехи и за то, что угадали с выбором. Мы с тренерским штабом, конечно, обсуждаем многие моменты в команде: бытовые, игровые и селекционные. В «Агидели» так, не знаю, как у других. К общему мнению мы приходим без конфликтов и ругани. Разные мнения бывают, но мы стараемся прийти к одному решению.

Да, я выхожу на лёд. Делаю это с удовольствием. Стараюсь помочь команде. Работаю над особенными элементами. Броски и пасы отрабатываем, тактические моменты. Эта работа идёт постоянно. Если возникают проблемы и идеи, мы стараемся обсудить их всей командой. Никто не перетягивает на себя одеяло. Мы работаем на команду.

– Вам обвиняли в том, что игроки бегали на пульсе 180 по асфальту и от таких нагрузок может не выдержать сердце. Также хоккеистки прыгали через барьеры, якобы сейчас с ними сейчас нельзя заниматься. Такие нагрузки были?
– А кто сказал, что бегать на пульсе 180 или прыгать через барьеры нельзя? Это сказал один человек, и его слова нельзя воспринимать как достоверный источник информации, последнюю инстанцию. У нас в команде есть специалисты, доктора, в клубе есть специальный медицинский отдел, который следит за нагрузками и советует нам. Если у кого-то что-то со здоровьем, нас предупредят. Можно идти по траве при пульсе 60 и сердце остановится. Всё зависит от здоровья человека. Мы даём нагрузки постепенно, дозированно. У нас не самые тяжёлые тренировки.

Посмотрите, как работают гимнастки, фигуристки или синхронистки. Они же вообще на износ с детства занимаются. В «Агидели» нагрузки не самые большие. Мы работаем на качество. Пусть лучше тренировка будет меньше по времени, но качественнее. Некоторые работают по два — три часа на льду. Нам хватает полтора, чтобы всё сделать. Мы стараемся отбирать быстрых, сильных, технически оснащённых игроков. Некоторые не соответствуют нашим критериям. Поэтому постепенно идёт селекционная работа, и остаются в клубе лучшие игроки, на наш взгляд. Это профессиональный спорт, а не благотворительное общество. Не получится прийти и сказать: «Платите мне, а я не буду ничего делать».

Хорошие игроки получают приличные вознаграждения за свой труд. Мы же со своей стороны, стараемся сделать тренировки интересными и разнообразными. В клубе прекрасно понимают, что у девушек есть личная жизнь, на неё тоже должно уделяться время. Желательно, чтобы наши игроки были не только физически, но и интеллектуально развиты. В последнее время в команде появились школьницы, студентки. Ради них мы перенесли тренировки на послеобеденное время, чтобы они могли совмещать учёбу и тренировки. «Агидель» не может заставить учиться игроков, но клуб создаёт все условия, чтобы у девушек была возможность получить хорошее образование.

– Как этот открытый конфликт может сказаться на репутации «Агидели»?
– Конфликт идёт на популярность женского хоккея. Было бы больше конфликтов, об этом виде спорта больше бы говорили. Ни для кого не секрет, что пресса не так много внимания уделяет женскому хоккею. Любое упоминание идёт на популяризацию. У нас стабильный клуб ЖХЛ, хорошая репутация. В стране все знают, что у «Агидели» одни из лучших условий для игроков. Потому что мы находимся в системе клуба «Салават Юлаев», все обязательства отрабатываются день в день. Не секрет, что других женских клубов есть проблемы. Поэтому игроки стремятся попасть в «Агидель», потому что знают, что к хоккею в Уфе профессиональное отношение.

– Один из самых главных вопрос для многих: зачем существует женский хоккей?
– Это олимпийский вид спорта, и этим всё сказано. Женский хоккей серьёзно развивается, многие страны начинают развивать этот вид спорта. Олимпиада – для нас критерий. Для чего ещё нужен? В стране в последнее время много желающих играть в эту прекрасную игру. Посмотрите на Канаду и США, там огромное количество людей занимаются хоккеем. С развитием новых технологий, материалов, понизилась травмоопасность женского хоккея, играть стало безопаснее. Раньше считалось, что хоккей – это чисто мужской вид спорта. Сейчас он превращается в красивый, элегантный вид спорта. Наша задача – создать все условия для занятий этим видом спорта.