Несколько лет назад американец Райан Уитни провёл сезон в «Сочи», а затем взорвал Интернет своими высказываниями об игре в России. Теперь он вместе с другим бывшим хоккеистом Полом Биссонеттом ведёт подкаст Spittin’ Chicklets, и иногда приглашает других североамериканских легионеров КХЛ рассказать о России.

Недавно передачу посетил канадский игрок Брент Сопел — обладатель Кубка Стэнли в составе «Чикаго», играл в КХЛ с 2011 по 2014 год за новокузнецкий «Металлург» и «Салават Юлаев». От некоторых вещей, которые они рассказывают, глаза лезут на лоб.

— Всё зависит от клуба, но у многих было правило, что перед матчем надо идти спать на баррикады, где раньше базировалась русская армия. Односпальные кровати, если положить на неё ноутбук, то места по бокам почти не останется. Это был кошмар. В Новокузнецке базы не было, но сам город всё равно был настоящим кошмаром.

База – это тихий ужас, там следили за каждым твоим шагом. Русские при любой возможности пытались выбраться, чтобы пойти попить тёплого пива через соломинку. Но наблюдение там было жёстким.

— В Уфе было намного лучше. В Новокузнецке постоянно было интересно. Когда я только приехал, мне надо было сдать тест на ВИЧ для визы. И вот я подхожу к окошку сдать анализ, как будто к окну выдачи в закусочной. Я протягиваю туда руку, и она колет меня иглой, которой до этого пользовались человек 10, наверное. Так что если у меня до этого не было СПИДа, то я его получил (смеётся).

— Я не хотел заканчивать карьеру и готов был поехать играть куда угодно, даже в Новокузнецк – худшее место на свете. Я просто боялся, что хоккей закончится. Но я не жалею, я побывал в 14 странах. Был полный дурдом, но я столько всего пережил! Видел, например, люди курили в самолётах и пили пиво, у меня осталось много баек.

— Да, игроки жили ради пива и проституток. Неважно, где, в Москве или ещё где-то. В баре или отеле просто берёшь, какую хочешь. Они спрашивали: «Ты спортсмен? Живёшь в гостинице?». Это мне знакомо. Пиво и проститутки – это везде есть.

— На каждой игре такое было! Игроки часто женятся в раннем возрасте – в 18-20 лет, и при этом у них ещё пара романов на стороне. Им было наплевать, они с собаками обращаются лучше, чем с женщинами. Могли сказать жене: «Иди домой, а я гулять, у тебя нет выбора». Возвращались домой под утро, и потом никакие шли на тренировку. Или могли исчезнуть на несколько дней, никому ничего не сказав. А затем появлялись, будто ничего не случилось.

О хоккее и драках
— Пару раз я дрался в КХЛ, но они не хотели связываться с этим. Это «пивная лига», без силовых приёмов, в духе «я тебя не трогаю, а ты меня». Там много мастеровитых ребят – Ковальчук играл там в одно время со мной, Тарасенко, Панарин. Чтобы угнаться за этими ушлёпками по большому льду, мне приходилось пахать в 10 раз сильнее. Особенно учитывая, как плохо я катаюсь.

— Когда ты из Америки, в этой лиге ты хочешь увидеть других североамериканцев, чтобы просто поздороваться, поговорить на своём языке. Так что я смотрел состав соперника, чтобы поговорить с кем-то и почувствовать себя нормальным. Мы с «Витязем» играли много раз, но, слава богу, за мной они не охотились. Такие как Мирасти легко бы сделали из меня отбивную.

О долгах по зарплате
— Скажу честно, мне везде платили вовремя, никаких проблем с этим не было. Да, это необычно для КХЛ. Каким бы дерьмовым ни был Новокузнецк, платили мне исправно, мне не надо было орать или угрожать, что я не буду играть. Мне повезло, мой банковский счёт всегда был в плюсе. Благодаря ему я смотался из этой страны.